Դեպի վեր

EurAsia Daily-ի թղթակցի հետ զրույցում նախարար Բադասյանն անդրադարձել է Սահմանադրության փոփոխությունների հանրաքվեի և Սահմանադրական համապարփակ բարեփոխումների անցկացման գործընթացներին:

20/02/2020 Տառատեսակի
չափսը
A A A

 

Возвращаясь к вопросу о том, почему власти решили именно сейчас, в отдельном режиме, решить именно вопрос, касающийся Конституционного суда. Нельзя ли было подождать, скажем, год и решить его одним пакетом, в рамках более масштабной реформы, что сейчас готовится? Чего опасается власть? Были ли у власти опасения, что КС в его нынешнем виде может создать проблемы по делу экс-президента Роберта Кочаряна (обвиняется в свержении конституционного строя в рамках дела «1 марта 2008 года». — Ред.) или ставить палки в колеса власти в вопросе продвижения важных законопроектов, реформ?— Во-первых, для масштабной конституционной реформы необходимо полтора — два года. Это длительный срок, а от быстрого разрешения кризиса вокруг Конституционного суда выиграют все государственные органы, в том числе сам КС. Да, пролонгация кризиса могла бы оставить негативное воздействие также на реформы. Политизированный КС может создать существенные проблемы. Доверие общества к КС находится на очень низком уровне. В связи с этим будет очень сложно понять, было ли решение КС верным по тому или иному вопросу, содержали ли те или иные реформы, законопроекты положения, на самом деле противоречащие Конституции.Вопрос политического характера. Предыдущая власть в результате «бархатной революции» ушла. Председатель Конституционного суда Грайр Товмасян, считающийся частью команды экс-президента Сержа Саргсяна, остался и не желает подавать в отставку. Как вы думаете, почему? Он реально тот человек, который, как сам говорит, «защищает независимость судебной системы», «охраняет доверенный ему пост»?— Мне трудно ответить на этот вопрос. Думаю, он должен сам дать разъяснения по поводу того, почему не желает покинуть свой пост. Что касается его заявлений о каких-то «баррикадах», «защите своей траншеи» — всё для меня непонятно. О каких окопах, о защите каких национальных ценностей он говорит? От кого он их защищает? Странные аргументы. В целом — странные группы консолидируются вокруг нынешнего состава КС. Думаю, когда не остаётся больше аргументов, люди просто начинают делать громогласные заявления.Поговорим об основных конституционных поправках, для осуществления которых сформирована специальная экспертная комиссия. Что именно вы намерены менять в Конституции?— Сферы, которые будут затронуты в рамках конституционных поправок, обозначены в стратегии судебно-правовых реформ. Скоро состоится заседание экспертной комиссии, в ходе которого также будут обсуждены подходы членов комиссии по поводу потенциальных изменений. Мы должны обсудить темы, касающиеся роли и значения международных договоров, а также актов, принятых международными организациями в правовой системе Армении. Обсудим статус подчиняющихся премьер-министру государственных органов, их взаимодействие. То есть, какая структура будет вырабатывать политику, а какая заниматься администрированием. Мы затронем проблемы судебной власти, каким будет её состав, какой будет её модель и пр.Ранее говорилось о том, что необходимо отказаться от понятия «стабильного большинства» в парламенте, когда победитель выборов, набрав достаточное для этого число голосов избирателей, не нуждается в формировании коалиции, зафиксированного в действующей Конституции.— Этот вопрос уже в повестке и будет обсуждён в рамках экспертной комиссии. Окончательных решений по этому и другим вопросам нет. Когда я впервые заговорил о понятии «стабильного большинства», очень многие возразили тем, что нельзя отказаться от него. К моему удивлению — возразили многие, и практически никто не стал говорить о важности отказа от механизма «стабильного большинства». Было много аргументов за сохранение «стабильного большинства» и что оно необходимо для Армении, где действует парламентская система правления. Мы обсудим этот вопрос, выслушаем также мнение различных заинтересованных общественных групп и только после этого примем решение.Намерены ли вы в рамках конституционной реформы сократить полномочия премьер-министра или как принято говорить в Армении отказаться от «суперпремьерской» модели правления?— Политическая сила, неоднократно заявляющая о проблеме «суперпремьерской» модели правления, также представлена в экспертной комиссии по конституционной реформе. Речь идет об оппозиционной партии «Просвещённая Армения». Мы выслушаем их позицию для того, чтобы понять, что они имеет ввиду под понятием «суперпремьерская» модель правления. Если речь о том, что полиция находится под прямым подчинением премьер-министра, то этот вопрос решается в рамках полицейской реформы, что мы уже разработали и обнародовали. В Армении будет формировано министерство внутренних дел, что присущее парламентскому государству. То есть, должна быть структура, носящая политическую ответственность за действия полиции и поддающаяся эффективному парламентскому контролю. В целом мы открыты для обсуждения различных мнений по поводу так называемой суперпремьерской модели правления.Стоит ли ослабить власть премьер-министра в парламентской Армении, делая её более сбалансированной? Или нынешний статус-кво устраивает власть? Ведь при «стабильном большинстве» в парламенте фактически теряется необходимость формирования коалиционной власти?— При наличии механизма «стабильного большинства» всё же не исключается возможность формирования коалиционной власти. Думаю, на следующих парламентских выборах возникнет необходимость формирования коалиционного правительства. В какой-то момент этот вопрос встанет, что естественно.Что касается ослабления власти премьер-министра, повторюсь, здесь необходимо аргументированно сформулировать, что представляет собой модель «суперпремьерства», а потом говорить о том, что от неё нужно отказаться.Вернёмся к референдумам. Итак, в Армении будут проведены два конституционных референдума?— Думаю, да. Дата первого референдума уже назначена. Второй процесс конституционных реформ будет масштабным, будут внесены поправки в такие положения, что их можно окончательно одобрить только посредством всенародного голосования.Ваши критики фактически бойкотировали ожидающийся 5 апреля референдум. Давайте представим ситуацию, что референдум провалится, не получится набрать необходимое количество голосов «за». Что это будет означать для властей? Будут ли инициированы после этого досрочные парламентские выборы?— Не стоить делать апокалиптические прогнозы. Нет такой необходимости. Мы имеем дело с решением кризиса вокруг Конституционного суда. Мне трудно представить указанный вами сценарий. Но если даже чисто теоретически представить такую ситуацию, то это будет означать, что вопрос Конституционного суда столь важен для нашего общества.Повторю, мне трудно представить указанный вами сценарий. И здесь не может быть речи о вотуме недоверия к власти. Не стоит переоценивать важность этого вопроса.Хочу отметить, что развитие культуры голосования, культуры выборов очень важно. В настоящее время мы наблюдаем следующую полемику. С одной стороны отмечается, что с каждой новой властью нельзя менять судебную систему, что верно. С другой — приводится контраргумент, что-то же близко к правде. Он заключается в следующем: после длительного периода кризисов, псевдодемократии или автократии, новые власти должны обратить свой взор на судебную систему и провести там глубинные реформы.Оба тезиса верны. Однако судебная власть — чувствительная область. Таким образом, создается хороший прецедент. То есть, есть необходимость проведения изменений в судебной системе. И это делает ни политическая власть, ни политическое большинство в парламенте, ни правительство. Окончательно решение принимает народ, который является носителем высшей власти.Именно здесь вас критикуют — в применении избирательного подхода. Вопрос решения кризиса вокруг Конституционного суда выносится на референдум, а, например, в случае проблемы вокруг Амулсарского золотоносного рудника власти не идут на такой шаг. Представители властей говорят, что в случае с Амулсаром — это профессиональная область, и ею должны заниматься только профессионалы. Почему?— Все проблемы относятся к каким-то профессиональным областям, в тоже время ими, на самом деле, могут и не являться. По моему мнению, народ должен иметь возможность решать самому вопросы, за исключением тех случаев, что общество само решило делегировать функции по решению той или иной проблемы определенным структурам. Это форма осознанного выражения воли народа. Например, закон «О референдуме» не позволяет решать посредством референдума некоторые вопросы, касающиеся налогов. Но и это решил народ принятием Конституции.Вы лично будете участвовать в агитационной кампании в пользу штаба «Да»?— Думаю, да, но не сразу. Наверное, это произойдёт после середины процесса, когда день референдума будет близок. Возможно, возьму отпуск для принятие участия в агитационной кампании.
Интервью здесь.
Քննարկել
Վերադառնալ նախորդ էջ
Նախարարություն Գործառույթներ Գրադարան Տեղեկատվական կենտրոն Ընդունելություն

Բաժանորդագրություն