Наверх

Министерство юстиции поясняет

06/03/2020 Размер
шрифта
A A A

Сегодня в ходе состоявшейся в "Медиа центре" пресс-конференции на тему "Попытка убийства в уголовно-исполнительном учреждении при содействии правоохранительных органов: как криминальный мир взаимодействует с персоналом уголовно-исполнительного учреждения" со стороны докладчика Артура Сакунца прозвучал ряд утверждений, не имеющих никакого отношения ни к объективной реальности, ни к фактическим обстоятельствам происшествия, известным на сегодняшний день.

В частности докладчик обвинил Уголовно-исполнительную службу Министерства юстиции РА в неорганизации должного контроля в отношении длительное время заключенного В.А., т.е., в проявлении бездействия в вопросе обеспечения его безопасности, в то время как В.А., с 20-ого января 2018-ого года являясь заключенным уголовно-исполнительного учреждения "Нубарашен", в течение 2019-2020гг. ни лично, ни через защитников, родственников или иных лиц никогда не высказывался о какой-либо опасности, угрожающей ему в уголовно-исполнительном учреждении.

В связи с происшествием, имевшим место 25 февраля 2020-ого года, В.А. заявил и утверждал, что телесные повреждения он получил по причине того, что поскользнулся и упал. Примечательно, что по сегодняшний день В.А. не высказано сведений, свидетельствующих об обратном, даже его защитники опровергают то, что В.А. сообщил сведения о своем избиении.

В подобных условиях предварительная картина произошедшего в отношении В.А. выявлена исключительно по оперативным мероприятиям, предпринятым Уголовно-исполнительной службой, что явно свидетельствует о последовательности Уголовно-исполнительной службы, направленной на исключение криминальной субкультуры и случаев насилия в уголовно-исполнительных учреждениях.

Сразу после получения соответствующих оперативных сведений материалы, подготовленные в уголовно-исполнительном учреждении "Нубарашен" по случаю получения В.А. телесных повреждений, вместе с письмом Министра юстиции РА были направлены в Генеральную прокуратуру РА для решения в установленном порядке дальнейшего хода.

Причем направление материалов по подведмоственности было обусловлено не только необходимостью выполнения ряда неотложных действий с целью всестороннего, полного и объективного исследования фактических обстоятельств происшествия, но и необходимостью сделать предметом расследования обстоятельство совершения очевидных должностных преступлений соответствующими должностными лицами вышеуказанного уголовно-исполнительного учреждения.

Вышеуказанное также свидетельствует о проявлении достаточного усердия и последовательности Уголовно-исполнительной службы и Министерства юстиции РА в привлечении к ответственности всех виновных лиц.

Более того, даже после направления материалов в Генеральную прокуратуру РА Уголовно-исполнительная служба занималась выявлением полной картины произошедшего, благодаря чему были получены оперативные сведения о том, что избиение В.А. было организовано проживающим за границей неким лицом с высшим статусом в криминальной иерархии — армянином по национальности, которое, между прочим, не было упомянуто докладчиком во время пресс-конференции.

Докладчик неоднократно упомянул также о совершении попытки убийства в отношении В.А. посредством ножевого ранения, фактические обстоятельства чего также не соответствуют реальности. В.А. не был ранен ножом, а был избит. Причем причиненные ему телесные повреждения не были несовместимы с жизнью, в уголовно-исполнительном учреждении В.А. жаловался только на боли от полученного несколько лет назад повреждения в области руки.

Уголовно-исполнительная служба вновь подтверждает свою позицию, что борьба против криминальной субкультуры будет бескомпромиссной, и все лица, вовлеченные в подобные явления, в том числе уголовно-исполнительные служащие получат равноценную оценку и строгое наказание.

Этот процесс также будет осуществлен исключительно с соблюдением требований закона.

Перестановки начальников уголовно-исполнительных учреждений в системе носили и будут носить периодический характер, а процессы освобождения их от должности или временного прекращения пребывания в должности регулируются соответствующими положениями Закона РА "Об уголовно-исполнительной службе" и Уголовно-процессуальным кодексом РА, при наличии или при первом же получении оснований, предусмотренных которыми, незамедлительно будут приняты соразмерные и строжайшие меры.

Считая принципиально неприемлемым наличие любого проявления криминальной субкультуры в уголовно-исполнительных учреждениях, Министром юстиции РА и руководством Уголовно-исполнительной службы незамедлительно были приняты иные меры организационно-правового характера: было назначено служебное расследование, проведены совещания с участием начальников всех уголовно-исполнительных учреждений, в ходе которых еще раз была подчеркнута значимость и необходимость борьбы против криминальной субкультуры и коррупции, исключение случаев насилия, обусловленных неуставными и иерархированными отношениями между лишенными свободы лицами.

Подобные меры будут носить продолжительный характер, Министерство юстиции РА и Уголовно-исполнительная служба будут действовать решительно и будут верны борьбе против криминальной субкультуры, что сделает необратимым процесс радикальных реформ, осуществляемых в системе уголовно-исполнительной службы.

Обсудить
Вернуться на предыдущую страницу
Министерство Функции Библиотека Информационный центр Прием граждан

Подписка